Skip to content

Туся Журминская: “Ощущение пустого парка было почти постапокалиптическим”.

August 8, 2020

Серия интервью с молдавскими художниками и фотографами, активистами, экологами и деятелями культуры. Обсуждаем вопросы самоизоляции, демократии, экологии и какие новые нормы пост-карантинной жизни нас ожидают в ближайшем будущем.

116685417_817345152131783_569977551829162425_n “Густав Малер Буги-вуги. Импровизация на заданную тему в доме Липковской”

В какой ситуации пандемия тебя застала, в какой момент? С какими трудностями ты столкнулась?

– В пандемию, как таковую, я не верю. Ситуация с карантином в стране застала меня в момент, когда моему ребенку исполнилось как раз два года. Самоизоляцией мы не занимались, потому что с ребенком такого возраста это невозможно, во-первых, а во-вторых, навязанные откуда-то сверху правила никогда не были для меня сигналом того, что их надо, во что бы то ни стало исполнять. Но трудности появились потому, что мои родители соблюдали карантин и не приходили мне помогать с ребенком. И к друзьям мы перестали ходить, потому что нависла эмоциональная тревога и все были немного в ауте. Муж продолжал ходить на работу, он работает сам на себя. А я продолжала сидеть сама целыми днями с ребенком без всякой помощи и еще и в обстановке психологического прессинга. Потому что, все-таки, гулять было сложнее, чем обычно, и постоянно маячила мысль о том, что говорить ментам, если вдруг остановят. Потом был шанс слететь со съемной квартиры, которая мне нравится. Но вроде бы удержались. Да, были домашние ссоры, скандалы. Психологически ситуация была очень сложной. Единственное, что мне действительно помогло не впасть в депрессию, – это таки не закончившаяся работа над театральным процессом и один мой друг, с которым я все то время очень много говорила, и который почему-то не боялся приходить пешком через весь город из другого района и просто гулять со мной. Я тогда не очень осознавала, но потом поняла, что это было моим спасением.

 

– Как проходила твоя самоизоляция? Чем занималась?

На мою повседневную жизнь самоизоляция особо не повлияла, потому что я ее не соблюдала, а продолжала обычный график ухода за ребенком. Один раз в день мы также выходили на пару часов на улицу, как и раньше. Разве что пришлось гулять не в ближайшем парке, в котором было запрещено, а ходить на гору в ближайший лес. Там особо полиция не ездила и все из нашего района туда выходили. Понятно, что коляски/велосипеды/самокаты почти полностью отменились. Ребенок стал ходить много пешком, что было для меня плюсом. Единственное мое творческое занятие, которое я успевала совмещать с уходом за ребенком – театр (Студия Театральной Импровизации ZAO) – в принципе остался во время карантина. Разве что перешел в он-лайн. Который я и так не особо любила, а во время карантина стала практически не переносить. Наш репетиционный домик находится рядом с моим местом жительства, поэтому я так и продолжала раз в неделю ходить туда на репетиции. Просто отдыхать от всего, а по субботам – на общий видео чат. Остальные выходили он-лайн из своих домов.

 

– Как ты планируешь отдыхать этим летом?

Особо никак, в принципе, как и в прошлые годы после появления ребенка. Тогда он был еще маленький, а в этом году мы планировали свозить его на море, но, видимо, уже поедет в три года. Пока что мы продолжаем исследовать город, выбираться с ребенком все дальше и возить его в те места, где он еще не был (зоопарк, ботанический сад), ну и в те, куда не ходили из-за карантина. Иногда выезжаем в село, где живут родители мужа и к нескольким друзьям, живущим в сельской местности. Возможно, хотели бы поездить по Молдове и побывать в разных гостевых домиках (местный туризм), но из-за пандемии ситуация с финансами стала нестабильной, поэтому даже локальный туризм пока что немного откладывается. Своей машины у нас нет, чтобы просто сесть и куда-то поехать на выходные.

 

Что для тебя была самоизоляция? Нарушение гражданских прав и свобод или  вынужденная мера?

– Если прямо совсем честно, то скорее нарушением гражданских прав и свобод. И дело не в том, что я сторонник идей глобальных заговоров, просто изначально было очевидно, что вирус этот раздули искусственно и многие меры были введены искусственно, потому что кому-то под прикрытием пандемии нужно было делать другие дела. Не будем громко говорить о переделе мира, но о финансовой модели – да. Все подпали под эти колеса: от отдельно взятого человека до стран и сообществ. То есть, даже к таким вынужденным мерам, как ношение масок и дезинфекции рук, я отношусь скептически. Да, вначале я тоже их соблюдала и брызгала дезинфектором даже коврик в прихожей, но потом перестала. Осталось только то, что якобы требуется, против чего уже не попрешь, да и как-то уже и нет смысла, потому что нынешние меры особо не напрягают (маски в общественных местах, транспорте). Единственное что напрягает – продолжительное закрытие границ для Молдовы. И дело даже не в том, что мы бы срочно поехали куда-то отдыхать, а просто мои друзья из других стран, приезжающие часто сюда к родственникам, этим летом не станут этого делать. Хотя Молдова для граждан страны открыта, но есть нюансы. В частности, что по закону придется всем приезжим сидеть две недели на карантине. А это особо никому не интересно. Да и ехать всю дорогу, например, из Киева, с маской на носу как-то людям не очень хочется.

 

Была ли  финансовая поддержка во время самоизоляции?

– Нет, финансовой поддержки никакой не было. Я не отношусь к группе лиц, которым  полагалась в данной ситуации какая-то поддержка. Мой декретный отпуск все еще в силе, правда, государственную денежную помощь на ребенка я перестала получать в его 2 года (так по закону), то есть, ровно на начало карантина. Что было не очень весело. А пойти снова на работу (которую придется искать заново, потому что прошлое мое место работы закрылось еще до карантина) будет возможным официально, когда ребенок пойдет в сад (2.5 года), а де-факто – неизвестно когда, потому что из-за пандемии вполне вероятно, что и в сентябре детские сады не откроются.

 

-Смогла ли перейти на онлайн работу?

– В  плане официальной работы, которая была до декрета, она и так у меня он-лайн (по образованию я журналист). А что касается творчества и театрального процесса, то да, мы перевели наши репетиции в он-лайн. Стали разбирать старые забытые проекты, работать над планами на будущее. А второй состав нашей Студии вполне успешно  репетировал в сети. Они снимали на видео свою игру над их проектом и обсуждали каждый в отдельности с режиссером. И практически подготовили в формате он-лайн проект, над которым начали работать до карантина. Но что касается театра – это неоплачиваемая работа. Это скорее, занятие жизни, волонтерство по призванию, просто свое дело, в которое вкладываются силы уже более 15 лет (Студия-лаборатория появилась в 2003, а открылась для зрителя в 2007). Ну, иногда бывали и какие-то деньги на проекты, поездки на фестивали. Но, как известно, проектных денег обычно самим актерам не достается, финансы уходят на расходы по другим статьям.

 

– С какими денежными проблемами столкнулась, и как удается их решать?

– С денежными проблемами столкнулся, скорее, мой муж, а не я. Ну я – косвенно. Бросать и закрывать свое дело, как некоторые его знакомые и коллеги, он не стал. Как-то выкарабкался, удержался. Правда, кредитов и выплат за аренду хватит еще на годы вперед. Многие крупные клиенты у него автоматически отпали, как минимум потому, что их бизнес в других странах тоже стал трещать по швам. Ну и потому, что почтовые пересылки более 3 месяцев не работали. А муж многие свои заказы отправляет за границу. У него своя маленькая мастерская по производству хэнд-мэйд изделий из кожи. Но история влияния карантина на его деятельность – это немного другой вопрос.

 

-Нашлось ли время для творчества?

– Время на творчество у меня осталось практически таким же, как мне позволяет это график ухода за ребенком. То есть, всего пару часов в неделю непосредственного физического не пребывания дома и работы над театральным материалом. В остальном время зависит, скорее, не от пандемии и ее условий, а от внутренних ресурсов и психологического состояния.

 

– Возникли ли какие-то новые творческие идеи?

–  В марте-апреле мы с  театром стали работать над пьесой, которую наш режиссер давно оставляла на потом. Читка, выбор ролей, он-лайн читка по отдельности с режиссером, общее обдумывание того, как можно было бы сделать пьесу в реальности и в каком формате. А в мае киевские знакомые решили таки делать V Выпуск Международного Арт-фестиваля Пластических Искусств «БЕЗ ЗАЙВИХ СЛIВ» (о фесте можно посмотреть на их страничке в ФБ и там же есть записи проектов всех участников), но в режиме он-лайн и пригласили нас поучаствовать.

«Дифирамб. Дионисийские Истории» на арт-фестивале Пластических Искусств «БЕЗ ЗАЙВИХ СЛIВ» в кКиеве

 

– Удалось ли их воплотить? Почему, если нет?  Как, если да?

– Над темой фестиваля и темой нашего участия работа шла около двух недель. Вернее, нас попросили предложить проект.  Мы подумали о наших технических возможностях, что можно и как можно сделать в режиме карантина и придумали. Идею разрабатывала наш режиссер. Мы помогали. Родился проект «Дифирамб. Дионисийские Истории». Что такое Дионисийские истории лучше почитать в гугле, чтоб долго не расписывать. Почему мы решили взять эту тему – потому что как-то захотелось глотка воздуха, свободы и все такое. А Дионисии – как раз был об этом. Если чисто исторически. О преодолении. Ну, мы, конечно, не стали играть миф о Дионисе, а просто взяли его за основу и переложили на современную драматургию. Каждый актер сам продумывал персонаж и историю в рамках трактовки мифа, которую бы он хотел сыграть в моно этюде на 10-15 минут. У меня получился персонаж, переживающий момент обретения себя после долгого пребывания как бы в скорлупе. Если брать чисто по мифу, то это Дионис в моменте, когда он понимает, что не хочет больше тащить на себе судьбу родителей и не хочет страдать от того, что отец его бросил (ну это надо перечитать миф, чтоб вспомнить суть, если что…). Но в нашем театре мы не играем линейные вещи, поэтому персонаж  обдумывается и воплощается импровизационно. Единственное, что для он-лайн проекта все-таки пришлось поработать и найти некую партитуру, потому что… технические рамки. Один раз перед самим фестивалем наш режиссер приехала на такси в наш домик и поработала со мной вживую, потому что у меня нет возможности и желания работать дома на кухне и записывать на телефон. Остальные ребята записывали на телефон и работали с режиссером он-лайн. В итоге мы были единственными на всем фестивале, которые показали спектакль в реальном времени (у остальных была запись). Мы таки собрались в день нашего стрима вместе в домике и сходу сыграли на камеру наши моно этюды (всего получилось 5 этюдов, участвовало 5 актеров). И еще до этого записали фонограмму из звуков, которую дали зрителям заранее, они могли сами для себя по ходу нашей игры включать фонограмму в любое время. После игры мы немного обсудили с ними, когда и что они включали. А через неделю после фестиваля провели еще одну он-лайн встречу со зрителями, потому что захотелось всем еще пообщаться. В общем, такой неожиданный опыт получился. Почти экспромт. Новый для нашего театра формат. И да, новая награда. Мы заняли первое место. Правда, физический приз непонятно когда и как заберем! Кстати, насчет формата, вошли во вкус. Карнавал этим летом мы тоже будем делать он-лайн. Не совсем он-лайн, конечно, физически снимать ритуалы в городе и делать совместные репетиции все равно будем. Афиша события уже почти готова, концепт тоже. Скоро можно будет следить на нашей страничке в ФБ (Студия Театральной Импровизации ZaO) и, возможно, на нашем новом сайте, который как раз оказалось возможным сделать в период пандемии. Карнавалы в Кишиневе мы делаем с 2007 года, каждое лето, поэтому решили, что карантин не будет нам помехой и в 2020-ом.

 

– Назови 3 пункта, вещи, явления, которых тебе больше всего не хватало:… (например, встречи с друзьями, объятия…)

– Во время жесткого карантина, когда были закрыты парки и леса, а транспорт ходил по графику, мне больше всего не хватало обычных прогулок на нашем озере (Валя Морилор). Иногда мы проходили по нему мельком, и ощущение пустого парка было почти постапокалиптическим: все пустое, все ларьки закрыты, скамейки обвязаны лентами, своры бездомных собак, оккупировавших еще вчера людные места. У меня ехала крыша от такой картинки, честно говоря. Еще как бы глупо это ни звучало, не хватало элементарного латте из обычной будки городской (если что, то домашний кофе в термосе – это не то, пробовала брать с собой, не помогало). И конечно же, очень не хватало живого общения с родственниками/друзьями и реальных людей на улицах.

 

– Назови 3 пункта, изменения в общей жизни вокруг, которые тебе понравились:… (например, тишина на улицах)

– Мне не понравились изменения общей жизни вокруг. Вообще. Более того, для меня пустые улицы, парки и транспорт были чем-то жутким. Потому что это такие места, где должны быть люди. В городе должны быть люди. Если их нет – значит что-то не так. И когда их нет долго – это совсем не пустые дороги и тишина Пасхальных праздников, которые через 2 дня пройдут, и все это знают. Для меня пустой город вот так, когда ты знаешь, что все сидят по домам и боятся – это какой-то апокалипсис. Или что-то подобное.

 

– Какой новый опыт получилось приобрести? (что-то, чего ты вообще не делала до пандемии)

– Опыт нового формата существования нашего театра. Теперь мы открыли для себя и он-лайн пространство и возможность делать он-лайн проекты, тоже интересные и не банальные. Но перебарщивать совсем не хочется. Как только снимут полностью карантин, и деятельность театров вернется в свое русло, как только можно будет приглашать зрителей (без масок и дистанции в 1 метр), мы сразу же вернемся к… реальности.

Туся Журминская, журналист, фотограф, актриса Студии Театральной Импровизации ZaO (Кишинев, Молдова)

Студия Театральной Импровизации ZaO https://zaotheater.com/

…………………………………………………………………………………………………………………………………..

О Проекте

Основная цель  проекта «Пандемия, экология и художник»   –  налаживание связей между представителями культурного сообщества двух берегов Днестра через ряд публикаций для “ART-PLOSHADKA” с привлечением художников, экологов и активистов. Проект также включает в себя проведение выставки, где будут представлены работы художников и фотографов, созданные во время самоизоляции.

Автором творческого проекта «Пандемия, экология и художник»,  является Татьяна Федорова, художник, преподаватель  Детской  художественной школы им. А. Щусева, председатель платформы «ART-PLOSHADKA».

Целевой аудиторией мероприятий являются художники современного искусства,  активисты, акторы культуры обоих берегов Днестра, исследующие и  актуализирующие различные социальные вопросы. Художники, как индикаторы  современности и трансформаторы общества, сегодня в эти трудные дни изоляций и преград могут поспособствовать проявлению социальных проблем и сделать их более видимыми.

Мероприятие проходит в рамках второго этапа Платформы «Культура», координаторами которой являются Национальный Комитет ИКОМ Молдова в партнерстве с  Агентством экономического, социального и культурного развития ”Парагон”, при поддержке программы «Укрепление мер доверия» (EU-SBM V), финансируемой Европейским Союзом и внедряемой Программой Развития Организации Объединённых Наций.

 

No comments yet

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: