Skip to content

[allfun.md] Николета Есиненку: Народу нужен нормальный цирк

July 13, 2011

 

Живем мы в прекрасной стране Молдове. Все у нас хорошо, все счастливы, богаты. Ну, бывают хлопоты мелкие, у всех бывают… А так — все хорошо, и президент у нас вменяемый, рационально к делам государственным подходит, мудро. Процветает страна.Утопия? Пожалуй. Теперь скажите, стоит ли заморачиваться, бороться с существующим положением вещей (и если да, то страшный вопрос: а как?). Или лучше плыть по течению, легко подгребая. А может, стоит взглянуть на всю эту суету на воде со стороны? Да, пожалуй! В Spalatorie это можно сделать.

Первый вопрос к вам будет банальным. Николета, что вы думаете по поводу Moldova sucks?

В Spalatorie у нас есть такой перформанс, который называется Moldova sucks. Это слова из одного голливудского фильма, произнесенные героями Брюса Уиллиса  и Джона Малковича. Мы решили спросить у деятелей культуры Молдовы, что они об этом думают. А мое мнение… Мне тяжело ответить на этот вопрос, потому что я была в роли спрашивающего.

Ну, скорее всего, вы все-таки задумывались над ним, не зря же он появился.

Наверное, Moldova sucks. Даже не наверное, а точно. Для меня не проблема, что Moldova sucks. О любой стране в той или иной степени можно сказать: sucks. Важно, чтобы мы умели видеть себя со стороны. Видеть то, что не правильно. Смеяться над собой иногда. Нам всем чем-то не нравится Молдова, мы возмущаемся нашим государством, кричим на форумах, обсуждаем с друзьями проблемы. А когда нам посторонний кто-то говорит «sucks», сразу обижаемся. Не мешало бы смотреть на себя со стороны и уметь над собой смеяться и еще учиться на своих ошибках. Не хватает самоиронии.

Цель ваших спектаклей — показать эти ошибки?

Это сложно назвать целью спектаклей. Спектакли — это вопросы, которыми я задаюсь.  Это вопросы, которые задают себе артисты, с которыми я работаю. И это пища для зрителя: хотелось бы, чтобы и зритель задал себе вопрос. Не с целью получить ответ. Ответ может прийти — сегодня или попозже, а может и не прийти.

У меня складывается впечатление, что ответ не скоро придет к нам.

У всех такое ощущение. Но в то же время можно ничего и не делать, раз ответа не будет.

А вы любите Молдову?

Совсем не люблю.

За что или почему?

Наверное, для меня и страна, и города — это, прежде всего, люди. И большая часть людей в этой стране не умеют, элементарно, уважать друг друга. Вот поэтому я ее не люблю.

Скорее, не Молдова sucks, а люди.

Да, можно составить топик. Люди, государство… Молдова.

Я не встречала людей, настоящих патриотов Молдовы (то, о чем вы говорили с Артуром Сухих в одном из интервью).

С какой-то стороны, это даже хорошо. Я боюсь этого слова вообще. Я родилась в Советском Союзе. Потом оказалось, что эта страна — Молдова, потом на каких-то уроках нам сказали, что это вообще территория Румынии, потом это была Бессарабия, потом непонятно что, потом еще это Приднестровье… Я сказала: спасибо, мне не нужна родина… В этом контексте я боюсь патриотизма. Есть еще очень большой риск национализма. Люди могут свободно жить и без родины.

И быть гражданами мира?.. :)

Да легче что-то продать!

Почему тогда вы здесь находитесь, делаете то, что делаете, и не уезжаете?

Просто не задавалась конкретным вопросом: уехать или остаться. Просто не представляю себе, что-то строить заново в жизни, новых друзей, новые документы, новая страна. У меня куча друзей везде, и мне нравится к ним в гости ездить или работать. Я могу поехать пожить где-то временно, вернуться. Для меня это хорошо. И, наверное, то, что я делаю, важнее и актуальнее здесь, даже если там воспринимается лучше, чем здесь.

Спектакли, которые ставятся за рубежом, они о проблемах абстрактной маленькой страны? Или о другом чем-то?

В принципе, это зависит от постановок. Больше всего ставилась Fuck you Europe, больше 20 разных постановок. Каждый режиссер в каждой стране ставил в соответствии со своими приоритетами, опытом, взглядами. Ни один из них в пьесе не увидел Молдову как таковую.

А о ее существовании знают вообще? Часто слышу, что нет.

В Германии о Молдове знают больше, чем мы сами знаем.

Историю, имеете в виду?

Да, именно историю. По крайней мере, среди людей, которых я встречала, все интересовались и кое-что знали, ни разу не встречала равнодушных людей.

Спектакли остросоциальные, политические. Почему возникают именно эти вопросы, а не темы прекрасного, природы и любви.

Сейчас социальные и политические темы начали управлять нашей жизнью. В Белоруссии сегодня сказать о своей аполитичности смешно. Для меня это непонятно, потому что президент делает твою жизнь так, как он хочет. Политика и социальные проблемы нас делают, и меня это беспокоит и интересует сегодня. В последнее время остро ощущается нехватка цирка у нас.

Думаю, наша политика — сплошной цирк.

Ну, это другой цирк. :) Народу нужен нормальный цирк, здоровый. Ну а мне как-то неудобно молчать, когда я вижу, что творится. И это связано не только с Молдовой, а со всем миром. У каждой страны проблемы одинаковые, сегодня они касаются нас, а завтра — другую страну и другой народ.

Какое количество человек приходит в Spalatorie?

Вместимость зала — около 80 человек, примерно столько и ходят.

А реакция какая?

Очень разная. Бывает, приходят один раз и больше не возвращаются, бывает, возвращаются. Есть люди, которые знают, что им сюда приходить противопоказано.

Впечатлениями делятся? Сразу после спектакля или, может быть, спустя какое-то время, приходят со словами : ты заставила меня задуматься о важных вещах

Люди делятся, мы иногда  организуем обсуждение. Бывает, возникают споры. Часто задают вопрос «почему так, а не иначе сделан спектакль» или просто хотят пообщаться. Наталья Морарь была на одном из спектаклей, впечатления от которого заставили ее поменять свою тему спича на конференции, где она должна была выступать. Наталья говорила на ней о личностном кризисе. Для меня, не скрою, это был важный фидбэк. Человеку было важнее сказать о том, как он чувствует себя в обществе, тема имела продолжение, но уже из уст другого человека.

В ваших текстах затрагиваются и проблемы воспитания, довольно много. Вы чувствовали это на себе или все это со стороны наблюдалось?

Не могу сказать, что я чувствовала это на себе. Скорее, это опыт моего поколения. Конечно, что-то взято и из личного опыта, но я все-таки выросла в семье, где была свобода, в отличие от многих моих друзей и коллег. Родители же не задают вопрос, а счастлив ли их ребенок, они говорят: «терпи» и дают советы, нелепые иногда.

Вы встречали счастливых людей?

Встречала. В принципе, я и себя считаю счастливой. Это же человек решает, быть ему счастливым или нет.

А свободных?

И свободных людей я встречала. Свободу никто не может забрать у человека. Мы сами решаем, совершать ли нам те или иные поступки, идти ли на компромиссы. Свобода это относительное понятие, иногда возникают такие ситуации, когда хочется несвободы.

Я слышала, не знаю, правда это или неправда, что на вас стали давить властные структуры.

Нет, это неправда. Никто на нас не давит и не имею понятия, зачем это могло бы понадобиться. Были смешные истории еще в 2005 году, когда театр Eugen Ionesco ставил  Fuck you Europe. Министерство культуры послало письмо в театр и настаивало на изменении названия. Был огромный скандал с Румынией: мой текст был в румынском павильоне Венецианского Биенале. Румынский депутат выступил с протестом: как это возможно, чтобы в нашем павильоне был текст с названием Fuck you Europe, тем более что в следующем году Румыния становится членом Евросоюза. Это было смешно, конечно, потому что текст никто не читал, а просто придрались к названию.

Этот спектакль у нас играется?

Текст есть в Spalatorie, он поставлен молодым режиссером, Виорелом Пахомом. Спектакль играется на русском молодыми актерами из театра Чехова. Я лично не ставила этот текст.

Вы себя считаете больше писателем или драматургом?

Мне определения не важны. Когда требуется заполнять какую-то графу в документах для визы, где нужно определить себя, тогда я задаюсь этим вопросом. Для меня неважно, как меня называют, и то, что я делаю, можно назвать и театром, и драматургией, и прозой, и поэзией. Если прочесть мои тексты, нельзя сказать, что они похожи на классическую драматургию, но все-таки это тексты для театра.

Ирина Сандалович

Фото: Наталья Бостан

Беседа проходила в Loft café

аllfunhttp://www.allfun.md/index.php?page=projects&id=1289463313&sid=1289463313&pid=23611&fb_comment_id=fbc_10150372728469616_20284633_10150377966724616#f3f91f9c

 

No comments yet

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: