Skip to content

[ART PLOSHADKA Sala de lectura] Стэф Cадовников: История про художника и его выставке

December 16, 2010

Шел год 1977. Я все еще продолжал вести телефонные переговоры со столичными «товарищами из союза художников» о возможности моего (который раз!) вступления в молодежную секцию «СX». Не дожидаясь внятного ответа чиновников от искусства, но все же по их совету, я организовал свою первую выставку в одном из залов дома офицеров для показа себе, своим друзьям и знакомым, и, возможно, выездному составу худсовета молодежной секции «СX». Выездной состав, как потом мне было заявлено, так и не смог приехать по техническим причинам в связи с поломкой автобуса.

На открытии один из моих «пишущих» знакомых предложил написать в единственную городскую газету «коммунист» об этой выставке, как о событии в культурной жизни города. Слышать подобное было лестно и приятно. Но не прошло и получаса, как стоящий в двух шагах от меня мой друг, увидев «их», резко посерел лицом, и, выразительным от ужаса глазом, показал мне на вход. Народ быстро переглянулся, и как-то всем стало ясно, что в зале стало тесновато.

В проеме входа стояли «трое в сером». Шум публики оборвался, и наступила резкая тишина. Общее приподнятое состояние быстро превращалось в скомканный и тихий, почти незаметный уход. Один из троих – невысокий «губошлеп», с прыщаво-масляным лицом, что-то спросил у кого-то из гостей, затем подошел почему-то только ко мне и  уверенно сказал:

– Так это ты и это твои работы?

Я промолчал, так как все понял и как завороженный смотрел на жадно вцепившиеся в меня глаза своего нежданного собеседника.

– И о чем же эти работы?

– О городе, о жизни, о…  линии слова…

– И какая в них линия слова? – ткнул он губами в сторону стен.

– В связи с литературой, Достоевским, например.

– В чем же связь Достоевского с этими картинами?

– Внутренняя, на подсознании, на…

– И ты это называешь живописью? – не дал он закончить мне.

– В принципе, это мой поиск, опыт.

– И в чем же, по-твоему, цели и задачи искусства? – продолжил «губошлеп» с ехидцей, ненавистью и едва сдерживаемым отвращением.

Мне совершенно не хотелось с ним беседовать. Да и было противно слышать «тыканье» и цитировать ему нелепо-однозначную ленинскую концепцию о партийности в искусстве. Уже не слушая меня, «губошлеп» цепким взглядом, как бы фотографируя, оглядывал молча уходящую публику.

– Значит диалог у нас, считай, не вышел – глухо произнес он, даже не повернувшись в мою сторону.  И вот тройка, как по команде, развернулась и ушла. А в зале практически уже никого не было. Оставались еще мои самые близкие, которым нечего было сказать. Они так же, как и я, были ошарашены и подавлены непредвиденностью от случившегося факта. Я уходил в ночной город, круто облепленный павшей и мокрой от дождя листвой, с горьким привкусом предощущения предстоящей неизвестности.

И вот поздно ночью ко мне пришел друг художник, который работал тогда в художественном фонду. Вот его рассказ.

Буквально час тому назад, боясь рассказать по телефону из-за  возможности «прослушки», ко мне прибежал вконец побелевший главный художник худфонда. Оказалось, что оставленная тобою на ночь выставка через три часа была закрыта. То есть, была вскрыта ночным сторожем, которому приказала это сделать группа людей, приехавшая на черных «волгах». В этой группе был и гл. художник, сорванный с постели и посаженный в, специально приехавший за ним, автомобиль. Гэбэ по тревоге собирало группу для выезда на место происшествия – дом офицеров советской армии. В этот день, с утра, по фондовским делам – приемке заказной живописной продукции – из Кишинева приехали два художника, два типичных представителя крепкой совдеповской живописи. Закончив дела и, ведать не ведая, они, раздевшись до трусов, мирно ужинали в гостиничном номере, собираясь отойти ко сну. И этих тоже подняли по тревоге. Кроме них и гл. художника худфонда, в состав «экспертной» группы, как группы захвата, были собраны:

1. председатель профсоюза работников образования и культуры города товарищ Киселев (по кличке «дятел») – бывший полковник-политрук, остроносый, пустоглазый, «полтораметравшляпе», расстреливавший, по его словам, Будапешт в 1953 и Прагу в 1968.

2. председатель отдела культуры города товарищ Пуйка – бывший вратарь городской футбольной команды «строитель.

3. директор худфонда товарищ Трошев – бывший подполковник внутренних войск, воендруг «дятла», с отекшим тяжелым и тусклым взглядом запойного алкоголика.

4. директор городского выставочного зала товарищ Козырева – бывший филолог по образованию, типичный комсомольский работник по профессии, нигде ранее в сферах культуры и искусства не обнаруженная и не замеченная.

5. директор городской художественной школы товарищ Гальчинский –  художник–коммунист–натюрмортист, известный «штатный стукач гэбэ», психически больной и неуравновешенный человек, державший в страхе своих сотрудников и страдавший в порученной ему школе шизофренией и эксгибиционизмом, и окончательно сошедший с ума к концу 80-х.

6. Кэгэбист «губошлеп» – исполнитель дел и идей вдохновителей и организаторов всех побед над собственным народом.

7. «штатный искусствовед» художественного фонда, исправно исполнявший эту периодическую функцию от имени и по поручению местных властей – товарищ Антонюк, исполнитель текстовых плакатов-лозунгов для свиноферм и сельхозкомплексов, скользколицый, скользкоглазый, безумно завистливый, типичный «половой».

8. и, конечно же, директор дома офицеров некто «капитаниваныч», который с тяжелым сердцем из-за абсолютного непонимания моих картин, но все же разрешил мне развесить их на «священные» стенки офицерского дома с условием, что в его ведомство приедут мастера из столицы.

– И ты понимаешь, что там, в зале, произошло? – спросил меня мой друг художник.

Честно говоря, меня впервые охватила первобытная дрожь от непонятного абсурда нашего бытия. Тут же промелькнули обрывочные знания о психушках и о замученных и убиенных писателях и художниках в сталинские времена.

– Там был простой, примитивный погром. Срывали со стен невинные пейзажи и пересохшие натюрморты. «Товарищи-погромщики» орали не своими голосами «подлец!», «кто позволил!», «давить таких гадов!». Не стесняясь выражений, мягко говоря, кричали о мрази, попавшей в этот зал и называющей себя художниками, о причастности жидов вообще и в частности, о проклятом гниющем «западе» и о том, что «таким», как я, не место на советской земле. И только те два случайно попавшие художника из Кишинева, специально подключенные в эту группу, как члены «СX» из столицы, пытались уговорить самых разгоряченных – не растаптывать вконец картины и что надо просто спокойно попытаться разобраться в этом происшедшем деле. «Вволю нагулявшись», группа в полном составе поехала в «белый дом» для разборки и принятия определенного решения. Долго шли экспрессивно окрашенные рассуждения о том, что можно ли считать мазню так называемых художников живописью или нет. Большинством решили – «нет». А считать ли данную вылазку выставкой, то единогласно постановили – «категорическое нет». Бледного и перепуганного гл. художника худфонда отпустили только после того, как с трудом отчитался за то, что он, будучи гл. художником худфонда, недоработал, проглядел факт совершившегося неслыханной в наших краях политической диверсии в одном из идеологических центров города….

Мой друг замолчал, и было видно, что ему очень хреново на душе.

Да и мне становилось плохо только от одной мысли – как я буду жить дальше в этом маленьком городишке, где тебя знает каждый сумасшедший, где, откровенно смеясь в лицо, могут сказать любую гадость про гнилую и продажную интеллигенцию. Вдруг меня осенило и стало понятно, что отголоски погрома картин художников 1974 г. в московском измайловском парке продолжаются и, вероятно, еще долго будут продолжаться. А городские специалисты из «гэбэ», просто устроили показательный погром «неофициального искусства» перед культуртрегерами – партийными «отцами» культуры. ….

…………………………………………..

artploshadka.wordpress.com

artploshadka@gmail.com

No comments yet

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: