Skip to content

Николай Гибу: « По советскому кино – дива-ностальгия…»

October 25, 2010
На днях в Кишинев с «Киношока» вернулся известный кинорежиссер Николай Гибу. Своими впечатлениями, а также творческими планами он делится с читателями «Молдавских ведомостей».

 

Советский островок
– Николай Трофимович, слышал, вы стояли у истоков создания этого кинофестиваля?
– Это талантливое «дитя» – творение кинематографистов Виктора Мережко, сценариста, режиссера и президента фестиваля, и Ирины Шевчук, актрисы, вице-президента, гендиректора. Она сохранила в себе женственность, красоту и мужество души Риты Осяниной из фильма «А зори здесь тихие». Первоначально с ними был и журналист Сергей Новожилов. При своем рождении в 1992 году фестиваль призван был шокировать зрителя неоднозначными фильмами. За несколько последующих лет был создан Международный совет Открытого фестиваля кино стран СНГ и стран Латвии, Литвы и Эстонии. От каждой республики совет вошло по человеку. Я – от Молдовы. И мы остаемся там без ротации.
Постепенно «Киношок» стал культурным событием международного масштаба, фестивалем художественно-игрового кино с девизом «Дружба и гуманизм, творчество в фильмах художников постсоветского пространства». Были введены конкурсные программы «Видеоформат», «Неформат», «Границы шока», «Дебют», «Киномалышок». Каждый член совета готовит программу своей страны.
– Что-то из увиденного запало в душу?

– Нынешний год был не особо богат на открытия. Любопытна картина «Овсянки» Алексея Федорченко, получившая несколько призов на Венецианском фестивале и у нас. Своеобразен взявший Гран-при «Евразиец» Шарунаса Бартаса. Картина «Элизиум» Андрея А. Эшпая, отмеченная за операторскую работу, прелестно снята, изобразительно богата, хотя и не взволновала фестиваль. Кыргызстан привез любопытную работу – «Свет-аке» (лучшая мужская роль).
«Киношок» один из лучших международных фестивалей, потому что объединяет все страны, входившие в СССР. Живучий солнечный советский островок. Естественно, многие художники делают совместные картины с европейскими коллегами. В них присутствует порой иная эстетика. Но эти картины проходят как фильмы национальных кинематографий. Сохранились глубокий интерес и любовь друг к другу, желание понять: как они делают кинематограф, как выкручиваются из затяжного кризиса. Между киношниками нет политики. Мы выше и чище закулисных государственных дрязг и как будто не расставались. Но отголоски политических войн ощущаем и испытываем даже дискомфорт и страх. Почему? Ну, не пустила грузин в этом году их власть. Зачем распространять на людей искусства свои политические амбиции и капризы?
«Киношок» – явление редчайшее. Ни в одной стране мира подобного нет. И хотя в России некоторые кинематографисты гонятся за западным клише, но есть и великолепные русские картины, сохранившие стиль, архитектуру советского фильма с его гуманистическими идеями.
Эта нерастворимая «соль» сохранилась в кинематографе азиатских республик, закавказских. Грузины удивляют пикантностью, как и раньше. Прибалты сохраняют свою стилистику и основы кино, заложенные в те чудные годы. Я бы сказал, что у всех сейчас –  дива-ностальгия по советскому кино.
Смерть шпионам!
– В день освобождения Молдовы от фашизма в «Патрии» был показан ваш увлекательный военно-шпионский фильм «Кодовое название – «Южный гром». Не хотите, следуя моде, сделать ремейк?
– Нет. Обычно ремейк — плохое кино и глупая трата денег. Это голливудская тенденция. Осмелюсь сказать, что американский зритель не настолько начитан и образован, как зритель экс-советский. На практике все переделки проваливаются. Единственное — у Никиты Михалкова получилась картина «12», которая мне очень по душе. Он изменил тему, а не слепо следовал американскому оригиналу. И преподнес свой взгляд.
Фильм «Кодовое название – «Южный гром» стал культовым явлением в СССР, он продается за рубежом на дисках, кассетах. Скорее, буду снимать новое кино в этом же пейзаже.
– На ваш новый фильм «СМЕРШ» актеров начали подбирать? Кто финансирует?
– По тематике это будет та же война. Начнется на Пруте, здесь, у нас. Дойдем с моими героями до Сталинграда, вернемся и отправимся в дальнее зарубежье. Накоплен интереснейший материал, который хотелось бы реализовать. Есть желание чуть-чуть по-другому показать человека на войне – служителя «СМЕРШа». В картине будут молдаване, русские, евреи, прибалты, узбеки и т.д.
Сейчас идет работа над сценарием. Картина сложна по многим параметрам. Придется снимать баталии. Бондарчуку массовость финансировала страна, обеспечивала базу и масштабность. Нынешние мои заказчики тоже готовы вложиться. Но любое действо военного времени стоит сейчас в разы дороже, чем раньше. Здесь придется варьировать. Используем хроникально-документальные кадры.
Манера будет та же, что и в «Южном громе» – жесткая, никаких излишеств. Война – дело не прогулочное. Но принцип – психологически сильный враг и слабая подготовка наших к войне. И перелом. Затем мужание народа, руководителей державы. Нравственное превосходство. И те же интриги – и военного, и человеческого характера. Речь о том, как интеллигентный, образованный человек волею судьбы становится «смершевцем», но не потерявший свои гражданские, человеческие акценты. Здесь будет работа умов, загрузка душ.
Финансы предложены по двум каналам. Больше российские, конечно. Планируем экранные 1 час 40 минут и телевариант в 8-12 телесерий. Снимать будем на территории трех-четырех стран. Возможно, в работе примут участие независимые зарубежные продюсеры.
В Советском Союзе мы первыми создали фильм на необычную эту тему. Потом о «Смерти шпионам» снял Михаил Пташук в Беларуси «В августе 44-го» – добротную, серьезную картину. И все.
О Тарковском и Никасе
– Расскажите о дружбе с Никасом Сафроновым, которого считают придворным живописцем.
– Меня абсолютно не смущает, что он пишет президентов, императоров, пажей, шахов. Это его профессия, он должен кормить семью и троих прелестных, талантливых детей.
Встретились мы с ним на одном из фестивалей, потом часто виделись на «Киношоке». Бердяев говорит: «Творчество — это ответ человека Богу». Какой широченный диапазон! Мы можем написать десятки диссертаций о творчестве. Они будут и хороши или идиотичны. Потому что нужно кому-то звания получать, и зарплата добавляется. А здесь не надо никаких званий. Просто гений выдал на гору истину.
Для Никаса понятие творчества – это вера в себя. Но она имеет спиральный путь, по которому человек должен пройти. И он движется по этой спирали. Никас – человек одинокий по сути, хоть и публичный, светский персонаж. Но это – игра для привлечения внимания на его живопись. Поэтому у него и нет отбоя от заказов.
Чисто человечески нас сблизило состояние душ, притяжение одиночества. Он трудится ночами. Дисциплина – катастрофическая. Религиозен, пишет и иконы.
– Что вынесли для себя из общения с Андреем Тарковским?
– Меня пригласили в Москву, и я поеду по двум вопросам, один из которых – дать одному из «толстых журналов» интервью о Тарковском. Он считал, что каждый из нас должен делать свое национальное кино. И сам, снимая за рубежом, все равно делал кино о русской душе, о русской поэзии внутри человека. Если не особо удаляться в «цыганщину», то у нас ближе всего к этому тезису был Эмиль Лотяну.
Фора молодым
– Молдавский кинематограф сегодня скорее жив или мертв?
– Жив, может быть, даже больше, чем когда-либо. Я, как и другие, получаю диски, кассеты, письма из многих стран, где покупают наши фильмы. Молдавское кино – блистательно, это великий бренд, который ценится по сей день.
Верю, что новое молдавское кино может начаться с Сережи Продана. Он стартовал прекрасно. Больно, что остановился. В нем есть зерно в традиции Тарковского, да и качественный «бензин» в лице сопостановщика-жены Виорики Мешины.
Может это сделать и мой сын Игорь Чирков-Гибу – творить в комедийном ключе, необычно. Учился на очень высоких примерах.
Есть талантливый Павел Брэилэ, блуждающий пока в искусстве авангарда. Поменьше бы западного полушария, не стоит гоняться за голливудскими штампами. Игорь Кобылянский – симпатичный, оригинальный режиссер, не до конца освоенный мною. Блистательны наши актеры Борис Бекет, Игорь Карас, Игорь Кистол, Константин Харет и другие.
В Москве меня попросили написать статью о новой волне румынского кино. Там зарождается мощный вал интереса к анализу тоталитаризма и Чаушеску – с разными акцентами. Побаиваюсь, однако, некоторого однообразия. Нельзя об одном хором петь. Будет перебор, отойдут в тень другие темы.
«Молдова-филм», к сожалению, ничего не снимает. Это не вина руководства студии. Никаких денег никто не дает. Что-то делается в стране в области кино, чего не надо путать с молдавским кинематографом прошлых лет. Оно – сегодняшней Молдовы, с вариациями, с тараканами, со сквозняками. Все, что хочешь, в этих фильмах есть. Нет только героя и нет народа. Надеюсь, что молодые ребята, которые появились, будут лучше нас. Но пока старым кино мы даем фору молодым.
Единое гнездо
– Считаете ли вы, что кажется,  счастливы, в лице своей жены, известной писательницы Зинаиды Кирилловны вы нашли ту единственную половинку?
– Два разных человека нашли под небом единое гнездо, которое было соткано из общих понятий о морали, нравственности, жизни. К тому же мы оба – творческие люди. Прожили жизнь эту красочно. Нам было весело друг с другом, интересно воспитывать детей. Мы дополняли друг друга и накапливали силы как единый организм.
Ее нет, и уже другой мир поселился в моем доме. Мир, в котором остался аист, а аистиха улетела в небеса. Посмотрим, как этот аист будет курлыкать. Время покажет.
– На детей, дачу и хобби время выкраиваете?
– Старший сын Сергей – энергетик, работает в Москве. Игорь – режиссер, много снимался в детстве. Внуки: Кирилл — тоже энергетик, Ольга – экономист, написала книгу «Чудо». Пишет еще, знает много языков. Младшие Егор и Соня – он рисует мультики, она декламирует стихи и позиционирует линию актрисы.
Я пишу энциклопедию об исторической Бессарабии «Сонеты Дуная». Тот край столько светлейших умов подарил миру! Павел Боцу, Эмилиан Буков, род Музическу, Василий Загорский, маршалы Авереску и Тимошенко. Есть основатели ядерной физики, гуманитарных наук, академики, астрономы. крупнейшие живописцы, теологи. Архимандрит Паулин Лекка, оставивший великолепнейшее научное наследие и даже монографию о Достоевском. Артисты, певцы. Та же Мария Биешу – оттуда, из Белгород-Днестровского района.
Счастлив, что родился там, что купался в волнах Дуная. До сих пор слышу шорох камыша в плавнях, говор разноязычных этносов, которые люблю. Это все музыкой живет во мне с детских лет. Необычная земля, благородные, чистые и честные люди.

http://www.vedomosti.md/news/Nikolai_Gibu_Po_Sovetskomu_Kino_Divanostalgiya_

No comments yet

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: